И-го-гоооо! Дрррррррын-дын-дын!

На этой неделе нам выдалось шикарное совпадение. Один за одним два чудных праздника.

29 августа - годовщина чертовски замечательного изобретения. В этот день Готлиб Даймлер получил патент на свой "Экипаж для верховой езды с керосиновым двигателем". Так на свет появился первый мотоцикл.

А 31 августа - традиционный День Конника, в который героями дня оказываются кавалеристы, берейторы, коневоды, лошадиные ветеринары, шорники, конюхи, кучеры, джигиты всех мастей и, конечно же, их подопечные - вороные, гнедые, чалые...

И не спрашивайте, каких коней я люблю сильнее - двухколёсных или четырёхкопытных. Мне в кайф и с теми, и с другими. Я одинаково балдею и от рёва тех, кто без глушителей, и от ржания тех, кто гарцует взмыленным.
Обожаю примчать в "Рыжую лошадь" на любимой "Ямахе", припарковать байк и, не снимая косухи, седлать хулиганистого старого приятеля Шерхана. Ну, или Викинга.
А грязь одинаково весело летит во все стороны и из-под колёс и из-под копыт!

Короче, братцы-сестрёнки...
Здоровья вам всем лошадиного и полного бака. Подкову на счастье и ни гвоздя, ни жезла.
И-го-го! Дрын-дын-дын.

(no subject)

Осень две тысячи первого…
Холодным октябрьским утром, свежеиспечённый сержант запаса Шульц сошёл с поезда на станции Абакан и, кайфуя от свежего воздуха «гражданки» (ледяного хакасского ветра), твёрдым шагом устремился домой.

И, что вы думаете, он сотворил в первый же день вольной жизни? Вместо того, чтобы, как и подобает всякому дембелю, нажраться водки до состояния невменяемости, счастливый сержант уставился в телевизор. Да! Дембельский вечер я провёл самым идиотским образом – просидел у телевизора, поскольку «Культура» одарила царским… да, нет же, не царским – императорским подарком! «Культура» транслировала «Короля танца» - легендарный балет Майкла Флэтли!
Никогда не слышавший до того момента слов «Riverdance», «Reel», понятия не имевший об ирландской чечётке, я одурело уставился в экран, и грохоча вместе с ирландскими плясунами пятками по полу так, как никогда не топал на плацу на занятиях строевой.

Это был кайф, это было счастье! Бесшабашно-зажигательные ритмы вышибали из башки отголоски прапорщицкого мата, быдлацкого казарменного юмора и ядовитой тупой попсы, непрерывно раздававшейся из всех радиоприёмников, которыми были так богаты все места службы.

В тот день раз и навсегда «кельтщина» намертво впечаталась в душу как нечто очень-очень родное!



К чёрту морализаторов, которые шипят: "негоже отмечать чуждые праздники"! Этот праздник - наш! Праздник культуры тех, чьи ноги помнят усталость автостопа, а плечи тяжесть рюкзаков, нагруженных кольчугами. Праздник тех, кто горланил "Rocky road to Dublin", карабкаясь по горным перевалам. Праздник тех, кто до дыр зачитывался "Властелином колец" и дрых в спальном мешке на полу вокзала Тайги в ожидании электрички до томского "СибКона"

Кто знает, быть может, что вся эта шумиха не имеет никакого отношения к подлинной Ирландии? Быть может, сами ирландцы хохочут над нами так же, как и русские над сочетанием "балалайка-медведь-матрёшка"?
Ну, и ладно! Значит, мы от души посмеёмся вместе с ирландцами! А потом крикнем: "Давай ещё!"

И те, для кого ДСП - это не только древесно-стружечная плита, но ещё и бешенная пляска, залихватские песни, и развесёлые улыбки - сдвинем кружки.

Эх, братцы-сестрёнки, даёшь Патриков День. Зажигай!
Erin Go Bragh!

Сага о "кошках"

Cага о "кошках"


Горный Алтай, путь к вершине Белуха. День пятый. Томские стоянки - ледник Делоне.


… чёрт! Правая нога вместо того, чтобы точным движением впечататься в лёд, снова проскальзывает, и отстегнувшаяся «кошка» опять повисает на ремнях.

Да что же это такое!? И обувь ведь новенькая, и «кошки» новенькие, и левая сидит как влитая. И вот опять, уже в четвёртый раз за последние полчаса, я вместо того, чтобы лихо подниматься по верёвке вверх, как многократно проделывал на тренировках, расстёгиваю ремни на правой «кошке» и тщательно примеряю её на место.

Погода нынче не самая комфортная: ветер хлещет мокрым снегом по физиономии, но температура стоит всё-таки выше нуля. А значит, ледник предательски тает, и весь склон, по которому мы ползём, покрыт талой водой. Штаны и штормовка пока ещё держат влагу, но вот перчатки промокли насквозь и пальцы коченеют на ветру. Менять их нет никакого смысла – новые немедленно окажутся такими же мокрыми. Короче, надо только дотерпеть до конца подъёма, а там можно будет переодеться в сухие – дальше хвататься руками за лёд сегодня уже не придётся.

Ледник Делоне – первое по-настоящему «альпинистское» препятствие в моей горной карьере. Да, я уже не один десяток раз бывал в высокогорье, не раз поднимался на высоты и повыше нынешней, и рюкзак сегодня не самый тяжёлый. И всё-таки до сих пор всегда я ходил. Ходил на ногах. Пешком. Все, даже самые крутые подъёмы до сих преодолевались без помощи рук – карабкаться на четырёх конечностях случалось лишь в пещерах, да на тренировочных скалодромах, Не скалолаз я всё-таки по специализации...

Сейчас же правила игры сменились: склон достаточно крут, чтобы подъём по леднику потребовал активной работы всех четырёх конечностей. И достаточно длинен, чтобы успеть хорошенько взмокнуть, преодолевая его под рюкзаком, подтягиваясь на руках. И одновременно как следует замёрзнуть на ветру. Сейчас надо подняться по пяти полусотметровым верёвкам, орудуя жумаром - зажимом для верёвок, позволяющим без особых трудностей лезть даже по отвесным скалам. Но скал и камней здесь нет. Верёвки закреплены на ледобурах – этаких здоровенных шурупах, которые ввинчиваются в лёд.

0060.jpg

Collapse )

ЭЛИЗА: того обманывать несложно, кто сам обманываться рад...

Эта история случилась в те древние-древние времена, когда компьютеры были ещё гигантами-тугодумами, занимавшими своими компонентами целые здание, стоившими астрономических денег, и оперирующие не гига-, а всего лишь килобайтами...
Короче, давно это было, где-то в конце пятидесятых - начале шестидесятых.

Жил да был тогда в стране Британии один мудрец по имени Тьюринг, а в стране Америке другой мудрец по имени Вайценбаум, и занимались они разработками в области вычислительной математики и кибернетики, точнее - в создании искусственного интеллекта.

И однажды Тьюринг сформулировал любопытную мысль. Как узнать, что машина обладает своим развитым интеллектом? А вот давайте мы заставим человека вести общение посредством переписки с несколькими собеседниками (как сказали бы мы сейчас - чатиться).

И вот представьте себе, что есть человек - тестер, и его тестируемые собеседники. Разговор не ограничен в темах: задавай любой вопрос, и получай ответ. Можешь спрашивать о точных научных вещах, можешь просто болтать о бытовухе или геополитике, можешь обсуждать модную музыку, новинки кино, наряды, анекдоты, женские ножки и мужские бицепсы, религиозные догматы, и вообще всё, что угодно. Не обязательно ограничиваться короткими фразами - наоборот, хорошо, когда идёт живая болтовня. Кстати, никто не запрещает врать, это даже немножко приветствуется.

Вся соль в том, что один из собеседников - машина. И спрашивающий не знает, кто она. И если разговор ведётся неограниченно долго, и тестер не способен отличить машину от живых людей, значит ура! Экзамен сдан. Машина обрела искусственный интеллект в его человеческом понимании.

Вайценбаум заявил, что это всё чушь, и взялся опровергнуть Тьюринга экспериментально. Он взялся построить машину, которая будет тупая как пробка, но при этом с лёгкостью пройдёт тест Тьюринга.
Была написана программа (её назвали "Элиза"), которая проводит простенький анализ сообщений, полученных от тестировщика. И искала знакомые слова. Про эти слова машина знала, к какой области это слово относится, а потом выдавала какую-нибудь заранее подготовленную фразу из это области.

Пример (машина знает, что слово "отец" относится к области "семья")
ЧЕЛОВЕК: Я не сам принял решение поступить в военное училище. По правде говоря, эту мысль мне внушил мой отец.
ЭЛИЗА: Отец? А ведь вы никогда не рассказывали мне о своей семье. Мне было бы любопытно поговорить на эту тему.


И так далее, в том же духе... А если машина не находила нужных слов, то прибегала к спасительной демагогии из нейтральных слов и междометий, их программист описал в изобилии: "Ух ты!", "Что же ты замолчал? Продлолжай, я слушаю.", "Надо же... никогда об это не задумывался"
Иногда машина нагло переадресовывала человеку его же слова.
ЧЕЛОВЕК: "Порой мне кажется, что людям невозможно доступно описать эти вещи."
ЭЛИЗА: "Неужели, ты и в самом деле веришь в то, что людям невозможно доступно описать эти вещи?"


И вот, после долгих отладок и тестирования, настал момент опробовать "Элизу" на ничего не подозревающих обывателях. Сказать, что обман удался - значит, ничего не сказать.
Вайценбаум был в полном шоке, когда его секретарша выгоняла самого Вайценбаума от экрана, чтобы он не мешал ей общаться с подругой. Это секретарша-то, которая была в курсе о сути проекта "Элиза"! Чего уж говорить о других людях...
"Элизе "доверяли сокровенные мысли, ей исповедовались искреннее, чем священнику... Дело было в середине шестидесятых, когда мир ещё не знал интернета...

Ну, и к чему я всё это написал? Да просто иллюстрировал мысль, что в социальной сети люди общаются по большей части не с живыми собеседниками, а с призраками, которых они сами же себе и конструируют в собственных головах.

Нельзя слишком часто чатиться с далёким собеседником, не зная его в реальности - и при этом не сотворить в своём воображении призрака, который потихоньку вытеснит живого человека.
А потом встретишь собеседника лицом к лицу - тьфу ты! Откуда взялась эта бестия, нагло называющая себя именем того светлого образа, с которым мы так весело общались в сети... Тот рыцарь в сияющих доспехах совершенно не похож на эту образину!

Есть вершина!

Ну, вот. Теперь я побывал и здесь.

Горный Алтай, Катунский хребет (он же Уч-Сумер - "три вершины").
Восточная Белуха - высочайшая точка азиатской части России (4506 м)

Если совсем коротко - приобрёл массу принципиально нового опыта. Хлебнул, что значит, ходить по леднику на самодельных "кошках", как вылезать после срыва в трещину, каково это, вкручивать закоченевшими руками ледобуры и вешать страховку, как бороться с "горняшкой" на четырёх тысячах метров... короче, много нового было, много...






Collapse )


PS. Для самых нетерпеливых. Да, будут и другие фотографии, много ещё.
И рассказ подробный будет... не рвите меня в клочья - всё будет...

PPS. А за дурацкие шуточки о "москалях" и "хохлах" буду выдавать немедленный пожизненный бан без права восстановления! Ну, я вас предупредил...

Абакан - Барнаул - Тюнгур - Уч-Сумер

Так, граждане хорошие, я опять уехал. На этот раз не на Таймыр, и не в Эвенкию. Сейчас я двигаюсь в сторону Горного Алтая. Конечная цель -восхождение на гору Белуха (Уч-Сумер).

Если кому понадоблюсь, извиняйте, ждать придётся. Числа этак к 21 июля вернусь.


Posted via m.livejournal.com.

Сузун - Игарка - Красноярск - Абакан

Вот и закончилась очередная вахта... сидим, расслабленно зеваем, ждем вертолет.

Пожалуй, это был самый холодный июнь на моей памяти. Здесь, на Сузуне, с климатом еще "веселее", чем в Ессее. За почти шесть недель вахты только четыре-пять дней выпало, про которые можно сказать "теплые" (+12 и выше). Все остальное время стоило лишь на десять-двенадцать часов чуть потеплеть, - снова циклон из Арктики притаскивал штормовой ветер и злой дождь, а то и мокрый снег, а на телефон в кармане бушлата приходили издевательские эсэмэски: "в Хакасии +20 ... + 27 ... +35..."

И вот, последние два-три дня на прощание, как будто бы щелкнув рубильником, включили жаркое лето, и тундра немедленно взорвалась бешенными сочно-зелеными красками... куда там джунглям. Круглосуточно сияющее солнце, нахально крякающие в каждой луже серые утки... комаров, по счастью, здесь сравнительно немного. Черт, даже уезжать расхотелось :-P

Завтра я буду дома... И чем же займусь? Немедленно начну собирать рюкзак: запихивать в него термобелье, пуховик и толстые рукавицы. Вместо того, чтобы как все нормальные люди завалиться на песчанный пляж под пальмами у теплого моря, я тороплюсь на отдых туда, где снег, лед и собачий холод.

Ну, не идиот ли?
-----------------------------------


Posted via m.livejournal.com.

Шутникам к сведению.

Значит, так. Пост злости и ненависти.

В преддверии Дня Победы предупреждаю официально всех тех тварей, кто обожает зубоскалить над моей германской фамилией и "остроумно" ржать на тему "Чо, мол, грустишь? Немчура недобитая. Хэндэ хох, Гитлер капут!".

Предупреждаю: рожу острякам расквашу без всяких лишних разговоров. За себя. За деда Евстафия, капитана ВВС СССР. За деда Федула, который всю войну лямку солдатскую тянул. За деда Александра, который остался где-то в братской могиле под Смоленском. За бабушку Марию, которая по колено в жидкой грязи рыла противотанковые рвы под огнём "юнкерсов"... И за деда Пауля Густавовича Шульца, в честь которого мне и дали имя. Того, кто в адском морозе Таймыра выдавал на-гора медь и никель, без которых ни хрена не было бы танковой брони.


А кому охота поржать над немцами, поищите кого-то другого.